Павел Сутулин (gezesh) wrote,
Павел Сутулин
gezesh

Category:

О "совместном" советско-германском параде в Бресте

В продолжение поста о советско-германском сотрудничестве и разделе Польши.


Одним из главных аргументов при доказательстве того, что части РККА и Вермахта в 1939 году вступили в Польшу в качестве союзников, у публицистов служит «совместный советско-германский парад», проходивший в Бресте 22 сентября. Увы, чаще всего упоминания об этом самом параде не сопровождаются какими-либо подробностями, как будто речь идет о совершенно очевидном и известном каждому читателю факте. Впрочем, публицистов можно понять: ведь если начать разбираться в подробностях брестского парада, то идиллическая картинка советско-германского братства по оружию несколько портится и все произошедшее в Бресте выглядит не столь однозначно, как многим хотелось бы. Но обо всем по порядку…


14 сентября части немецкого 19-го моторизованного корпуса под командованием генерала танковых войск Г. Гудериана заняли Брест. Гарнизон города во главе с генералом К. Плисовским укрылся в крепости, однако 17 сентября и она была взята. А 22 сентября к городу подошла 29-я танковая бригада комбрига С.М. Кривошеина. Поскольку Брест находился в советской сфере влияния, после переговоров между командованием 19-го мк и 29-й тбр, немцы начали вывод своих войск из города. Таким образом, изначально парад являлся, по сути, торжественной процедурой вывода немецких частей из Бреста. Осталось ответить на два вопроса: являлась ли это действо парадом и какая роль в нем отводилась советским войскам.


В Строевом уставе пехоты 1938 года1 к параду применяются довольно жесткие требования:


«229. Для командования войсками, выводимыми на парад, назначается командующий парадом, который заблаговременно дает необходимые указания войскам.


233.
Каждая отдельная часть, участвующая в параде, высылает в распоряжение командующего парадом линейных, под командой командира, из расчета: от роты — 4 линейных, от эскадрона, батареи — по 2 линейных, от мото-механизированных частей — каждый раз по особому указанию командующего парадом. На штыке винтовки линейного, обозначающего фланг части, должен быть флажок размером 20X15 см, цвета петлиц своего рода войск.


234.
Войска прибывают на место парада согласно приказу по гарнизону и строятся на местах, обозначенных линейными, после чего линейные становятся на свои места, оставляемые в задней шеренге части


236.
Войсковые части строятся в линию батальонов; каждый батальон — в линию рот; в батальонах — уставные интервалы и дистанции; между батальонами интервал в 5 м. Командир части — на правом фланге своей части; в затылок ему — начальник штаба; рядом и левее командира — военный комиссар части; левее военного комиссара — оркестр, который равняется своей первой шеренгой по второй шеренге правофланговой роты. Левее оркестра, в двух шагах в одной шеренге, — ассистент № 1, знаменщик и ассистент № 2, которые равняются по первой шеренге правофланговой роты. Командир головного батальона — в двух шагах левее ассистента № 2. Остальной командный состав — на своих местах.


239.
Войска на месте парада, до прибытия принимающего парад, приветствуют:


а) войсковые части — командиров своих соединений;


б) все войска парада — командующего парадом и начальника гарнизона.


Для приветствия подается команда: “Смирно, равнение на-ПРАВО (налево, на середину)”; оркестры не играют.


240.
Принимающий парад прибывает к правому флангу парада. При приближении его к войскам на 110—150 м командующий парадом подает команду: “Парад, смирно, равнение на-ПРАВО (налево, на середину)”.Команду повторяют все командиры, начиная от командиров отдельных частей и выше. По этой команде:


а) войска принимают положение “смирно” и поворачивают голову в сторону равнения;
б) весь командный и начальствующий состав, начиная с командиров взводов и выше, прикладывает руку в головному убору;

в) оркестры играют “Встречный марш”;

г) командующий парадом подходит с докладом к принимающему парад.


Когда принимающий парад верхом, командующий парадом встречает его тоже верхом, держа шашку “надвысь” и опуская ее при докладе.


Во время доклада командующего парадом оркестры игру прекращают. После доклада командующий парадом вручает принимающему парад строевую записку о составе выведенных на парад войск.


Когда принимающий парад начинает движение, оркестр головной части начинает играть “Встречный марш” и прекращает игру на время приветствия части и ответа на приветствие.


241.
На приветствие принимающего парад части отвечают: “Здравствуйте”, а на поздравление — “Ура”.


242.
Когда принимающий парад проследует до головного подразделения следующей отдельной части, оркестр игру прекращает, а новый оркестр начинает играть.


243.
По окончании объезда принимающим парад войск командующий парадом подает команду: “Парад — ВОЛЬНО”.


Весь командный состав, начиная с командира взвода, выходит и становится перед серединой фронта своих подразделений: командиры взводов — в 11/2 м, командиры рот — в 3 м, командиры батальонов — в 6 м, командиры частей — в 12 м, командиры соединений — в 18 м. Рядом и левее вышедших вперед командиров становятся военные комиссары.

245. Для прохождения войск торжественным маршем командующий парадом подает команды: “Парад, смирно! К торжественному маршу, на столько-то линейных дистанций, по-ротно (по-батальонно), равнение направо, первая рота (батальон) прямо, остальные напра-ВО, на пле-ЧО, шагом — МАРШ”.

Все командиры отдельных частей повторяют команды, за исключением первой — “Парад, смирно”.


246.
По команде “К торжественному маршу” командиры частей и соединений с военными комиссарами переходят и становятся перед серединою фронта головного батальона; сзади них в 2 м становятся начальники штабов, а сзади начальников штабов в 2 м — знаменщики с ассистентами; линейные выбегают из строя и занимают заранее указанные им места для обозначения линии движения войск торжественным маршем; оркестры всех отдельных частей выходят из строя своей части и становятся против принимающего парад, не ближе 8 м от левого фланга проходящих торжественным маршем войск».


Разумеется, ничего из этого в Бресте соблюдено не было. По крайней мере, свидетельств этому нет. Зато есть свидетельства обратного. В своих мемуарах Кривошеин пишет, что Гудериан согласился на следующую процедуру вывода войск: «В 16 часов части вашего корпуса в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, мои части, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши».2 Таким образом, исходя из слов Кривошеина, никакого парада в каноническом понимании этого слова в Бресте не было даже близко. Но не будем формалистами. Предположим, что совместным парадом может считаться любое совместное мероприятие, в ходе которого два командующих принимают парад у проходящих мимо них войск обеих армий. Однако даже при таком вольном толковании термина «парад», с идентификацией мероприятия в Бресте именно как парада возникают проблемы. Из вышеприведенной цитаты Кривошеина следует, что никакого совместного прохождения войск по одной и той же улице не было. Комбриг четко говорит о том, что части не должны пересекаться. В воспоминаниях Гудериана тоже имеется упоминание о событиях в Бресте: «Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина».3 Как мы видим, генерал также ни словом не обмолвился об участии в параде советских войск. Более того, из этой фразы даже не следует, что Кривошеин как-либо участвовал в параде. Скорее находился рядом с Гудерианом в качестве наблюдателя, что вполне соответствует цели присутствия комбрига при всем этом мероприятии – контроль вывода немецких войск. И действительно, совершенно непонятно, на основании чего Кривошеина так упорно пытаются записать в принимающие парад. Никакой церемониал, сопутствующий этому посту, соблюден не был, а сам факт присутствия комбрига при прохождении немецких войск ни о чем не говорит. В конце концов на парадах в честь Дня Победы тоже во множестве присутствуют иностранные делегации, однако назвать их принимающими парад, как ни странно, никому в голову не приходит. Но ладно, вернемся к советским частям. Историк О.В. Вишлев со ссылкой на немецкое издание «Великий германский поход против Польши» 1939 года выпуска опять же утверждает, что никакого совместного парада не было. Сначала из города вышли немецкие войска, затем вошли советские.4 Таким образом, мы не располагаем ни одним письменным источником, который говорил бы нам о совместном прохождении советских и германских войск по улицам Бреста.


Давайте теперь обратимся к источникам документальным – возможно, они что-то прояснят. Из всех сделанных 22 сентября в Бресте фотографий, которые мне удалось найти, лишь на четырех запечатлены советские войска, располагающиеся на проезжих частях брестских улиц: № 1, 9, 10 и 11. Давайте разберем их поподробнее. На фотографиях № 1 и 10 мы видим колонну советских танков. Однако эти фотографии сделаны явно до парада: на том месте, где позже будет стоять трибуна (под флагштоком), ее нет; колонны немецких войск стоят, а то, насколько энергично бойцы Вермахта крутят головами по сторонам, наглядно свидетельствует о том, что они не находятся даже в готовности к торжественному маршу. Сам же по себе факт присутствия в городе каких-то советских частей совершенно понятен: Кривошеин, естественно, прибыл к Гудериану не в гордом одиночестве, а в сопровождении, вероятно, штаба и охраны или почетного эскорта – как угодно. Видимо, прибытие этого эскорта мы и видим на данных фотографиях. На фото № 9 мы снова видим советскую танковую колонну, но уже совершенно в другом месте. К параду она также отношения не имеет: никаких немецких войск по обочинам не наблюдается, зато праздно шатающихся местных жителей – сколько угодно. А вот с фотографией № 11 все несколько сложнее. На ней мы наконец-то находим хоть какой-то атрибут парада – немецкий оркестр. Тем не менее, сделать вывод о том, что на фотографии запечатлен именно парад, мы опять же не можем: трибуну нам не видно, а музыканты, вместо того, чтобы обеспечивать участникам парада музыкальное сопровождение, бездействуют. То есть с тем же успехом фотография могла быть сделана во время подготовки к параду, но до его начала. Просмотр кинохроники также не откроет для нас ничего нового. Кадры опять же с советской танковой колонной (одни и те же) имеются во втором и третьем ролике. Однако и на них запечатлен не парад, а прохождение танков по улицам Бреста, на которых не видно ни одного немецкого солдата или, тем более, командования, зато имеются приветствующие части РККА горожане. Таким образом, из всего объема кино- и фотоматериалов лишь одна фотография, возможно, сделана во время участия советских войск в параде. А, возможно, и в совершенно другое время, и советские войска там к параду отношения не имеют – каких-либо оснований утверждать это у нас нет. Проще говоря, вся версия о «совместном параде» зиждется на одной-единственной фотографии, да и ту с уверенностью отнести ко времени проведения парада нельзя. То есть внятных доказательств участия советских войск в «совместном» параде у апологетов теории о советско-германском «братстве по оружию» нет. Доказательств обратного у их оппонентов тоже нет, однако древнюю формулу
ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat пока никто не отменял.


Резюмируя, можно сказать, что факт проведения в Бресте совместного парада является недоказанным. А наиболее правдоподобная, как мне кажется, картина произошедшего в городе выглядит так: сначала в Брест прибывает Кривошеев со штабом и танковой колонной охранения, затем командующие улаживают все связанные с выводом немецких войск проблемы. После этого, вероятно, в город входят советские войска, однако держатся на расстоянии от своих немецких коллег. Части вермахта торжественно проходят мимо трибуны с Гудерианом и Кривошеиным, все улыбаются и машут. После чего генерал дарит комбригу флаг и удаляется вслед за своим корпусом. Затем советские войска окончательно занимают город. По крайней мере, такая версия согласуется со всеми имеющимися источниками.


Но главная ошибка некоторых несознательных товарищей, которые носятся с брестским парадом, как с писаной торбой, заключается даже не в том, что они пытаются выдать за очевидный факт событие, реальность которого вызывает очень большие сомнения. Главное их ошибка в том, что, даже если этот парад действительно был, сам по себе этот факт ни о чем не говорит. В конце концов российские и американские вооруженные силы в наше время тоже устраивают совместные парады5, однако никому не приходит в голову объявить Россию и США союзниками. Совместный парад может служить только лишь иллюстрацией тезиса о союзническом характере отношений между СССР и Германией в сентября 1939 г., но никак не его доказательством. А тезис этот является неверным безотносительно к тому, был парад или нет.


Фотографии:

№1


№2


№3


№4


№5


№6


№7


№8


№9



№10



№11



№12



№13



№14



№15



№16



№17



№18



№19



№20



№21



№22



№23



№24



№25



Кинохроника:

№1


№2


№3


Примечания:

1 Строевой устав пехоты РККА

2 Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг., с.336

3 Гудериан Г. Воспоминания солдата. с. 113

4 Вишлев О.В. Накануне 22 июня 1941 года, с. 109

5 9 мая 2006 года экипаж эсминца ВМФ США «Джон Маккейн» участвовал в Параде Победы во Владивостоке вместе с российскими моряками

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 241 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →