Павел Сутулин (gezesh) wrote,
Павел Сутулин
gezesh

Category:

Об исторической специализации и покушении на Маннергейма

Так уж вышло, что большинство историков - весьма и весьма узкие специалисты. И это, в общем-то, совершенно нормально. Очень трудно поддерживать высокий уровень профессионализма даже по собственной, единожды выбранной теме. Библиотеки, архивы, муки творческого поиска и отслеживание новых работ своих коллег - все это требует времени, моральных, а порой и немалых материальных затрат. В этих условиях более-менее ориентироваться таже в смежных остраслях исторических знаний получается, увы, далеко не у всех. Что уж говорить о темах, лежащих далеко за пределами твоей научной специализации. И, в общем-то, главное в этих условиях - как можно меньше в эти самые темы лезть. Нет, то есть самосовершенстоваться можно сколько угодно, но вот писать на чужие тебе темы все-таки не стоит. Как подсказывает опыт - даже мельком. Результат может получиться весьма печальным.

 

Сегодня у меня в руках оказалась книга А. Колпакиди и Д. Прохорова "КГБ: Приказано ликвидировать. Спецоперации советских спецслужб 1918-1941" (М.: Яуза, Эксмо, 2004). Поскольку мои познания в истории спецслужб чуть менее, чем нулевые, оценивать общий уровень книги я не собираюсь. Но есть в ней чудесная глава, ради которой, собственно, и был приобретен этот труд и в которой описывается подготовка советскими спецслужбами покушения на Маннергейма. Само по себе описание операции у меня вопросов не вызывает (по крайней мере, у меня нет фактического материала, как-либо опровергающего изложение тех событий авторами), но вот попытки историков выйти за его пределы и затронуть какие-либо смежные темы выглядят, как минимум, смешно. Количество фактических ошибок, передергиваний, логических несостыковок и каких-то ущербных выводов в эти моменты просто зашкаливает. Пытаясь изложить краткую биографию Маннергейма, авторы на двух страницах текста наделали столько ошибок, сколько не все историки допускают в целых монографиях. Авторы почему-то полагают Маннергейма "царским генерал-лейтенантом", хотя это звание он получил уже при Временном Правительстве, искажают события его восточной экспедиции, зачем-то меняют местами присвоение ему звания генерал-майора и назначение командиром лейб-гвардии Уланского полка (да и вообще из текста можно сделать вывод, что эти события относятся к 1908 году, хотя это совершенно не так), отправляют его в Финляндию в сентябре (вместо декабря) 1917 года, назначают его главнокомандующим в феврале (вместо января) 1918 и присваивают ему "звание правителя Финляндии" вместо регентского поста. При этом авторы почему-то полагают, что в октябре 1919 года Маннергейм был командующим финскими вооруженными силами, а первый президент Финляндии, представитель Национальной прогрессивной партии Стольберг в их изложении неожиданно стал социал-демократом. А в 1919 году, по мнению авторов, "уже началась подготовка мирных переговоров" между Россией и Финляндией.

Но настоящий юмор начинается, когда авторы, пытаясь придать побольше значимости описываемым событиям, выдают примерно следующие пассажи: "Что же касается политических результатов этой неудавшейся акции, то они были неблагоприятны для Москвы. Прежде всего финское правительство было крайне возмущено подобным актом международного терроризма. Не заявляя об этом публично, оно уже в июне 1920 года стало оказывать поддержку оружием образованной год назад на Карельском перешейке т.н. Северной ингерманландской республике. В частности ей было передано 4 орудия для формирования артиллерийской батареии" (с. 59). И правда, финны передали ингерманлндскому полку 4 трехдюймовых орудия и прочее вооружение с боеприпасами. Только вот было это в октябре 1919, т.е. за полгода до покушения на Маннергейма, которое, кстати, не вызвало сколь-либо серьезных осложнений в советско-финских отношениях. В 1920 году финны вообще потихоньку сворачивали деятельность многочисленных правительств и коммитетов на советской территории. Гораздо значительнее финны действовали против РСФСР как раз таки в 1918-1919 годах . Именно тогда они неоднократно вторгались на территорию России, устраивали пограничные провокации, поддерживали эстонцев, ингерманландцев, англичан в действиях против советских войск, разрабатывали планы захвата Петрограда и даже успели побомбить оный. Причем здесь покушение на Маннергейма - загадка.

Но самое умилительное во всем этом повествовании, конечно, концовка: "Но самое главное, финны долгое время опасались всевозможных провокаций со стороны СССР, что в конце концов привело к печально известной Зимней войне, и к союзу Финляндии с гитлеровской Германией во ремя Второй мировой войны" (с. 60). Вот так вот.  Двадцать лет напряженных отношений, карельский вопрос, безопасность Ленинграда, обмены территориями, отношения с великими державами - все это совершенно меркнет перед истинной причиной советско-финских конфликтов - покушением на Маннергейма в 1920 году.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments